САВЕНКО Анатолий Иванович (16.12.1874, Переяславль – 1922, Керчь), отставной коллежский секретарь, журналист, организатор Партии правового порядка в Киеве (1905–1906), организатор и один из руководителей Киевского клуба русских националистов, член Всероссийского национального союза (ВНС), депутат IV Государственной думы.

С. родился в семье урядника Малороссийского конно-казачьего 2-го Полтавского полка И.С. Савенко, окончил Кременчугскую гимназию и юридический факультет Киевского университета с дипломом первой степени. Назначен на должность управляющего по водным перевозкам по Днепру, Десне, Днестру, Дунаю. Имел незначительную земельную и недвижимую собственность – дом в Киеве, оцененный в 3 500 рублей, дом в Киевской губернии, оцененный в 100 рублей и 10 десятин земли в Киевском уезде. Основным родом занятий С. была публицистика. Еще за год до окончания университета он становится постоянным сотрудником «Киевлянина». В нем он вел собственную рубрику «Думы и настроения», освещавшую как различные стороны внутренней жизни страны, так и международные вопросы. Следует заметить, что делал он это весьма талантливо, тонко чувствуя политическую конъюнктуру момента. Это дало повод во время русско-японской войны генералу В.А. Сухомлинову оценить его ежедневные военные обозрения как более талантливые, «более военные по духу, по ясному пониманию хода событий на театре войны, нежели все подобные же обозрения штабных специалистов в других органах печати». Помимо «Киевлянина», С. сотрудничал и в других газетах, в частности в «Киевском слове», «Подолянине», «Новом времени». Под псевдонимом Ив. Трубежин он печатался в киевской «Вечерней газете», являвшейся проводником интересов В.Я. Демченко, с которым С. был дружен и имел общие деловые интересы.

С. был одним из главных организаторов Партии правового порядка в Киеве, принимал участие в избирательной кампании по выборам во II Государственную думу, баллотировался в III Думу, но неудачно. В 1908 г. был инициатором создания киевского клуба русских националистов. В качестве члена его комитета активно налаживал связи клуба с ВНС. В 1909 г. был одним из инициаторов созыва съезда русских деятелей Северо-Западной и Юго-Западной России консервативного направления (от октябристов до умеренно-правых) с целью поддержки проведения столыпинского законопроекта о западном земстве. В мае 1909 г. А. И. Савенко, делясь с читателями «Киевлянина» впечатлениями о поездке в Петербург, писал: «Много разговоров в столичных политических кругах вызывает брожение, происходящее в думской партии октябристов… левые и правые октябристы – это две совершенно различные партии». Савенко считал, что правые октябристы готовы к объединению с умеренно-правыми, «остановка только за вождями, которых нет».

С. поддерживал позицию П. А. Столыпина относительно реформ и его девиз «на легком тормозе вперед». Еще в 1906 он писал: «Для всех ясна необходимость реформ, реформ, проведенных с разумной осторожностью…». Выступал С. и в поддержку сенаторских ревизий, проводимых кабинетом Столыпина. «Поднятие престижа власти ценой укрывательства и даже покровительства порочным членам правящего класса, предателям и изменникам, - писал он, - это чисто упаднический вздор». Примечательно, что в злоупотреблениях высших чинов, как и в революции, С. видел происки инородцев. В своих «Заметках» он выстраивал характерную цепочку: «…упразднение наказуемости за служебные преступления привело к сильному засорению правящего класса порочными элементами…, а наказуемость за преступления все более и более ослабевала» из-за «проникновения в правящий класс инородцев и вообще людей равнодушных к России». С. одобрительно встретил третьеиюньский переворот. Противопоставляя действия С.Ю. Витте и Столыпина, он писал: «Дума, созданная гр. Витте, - это же не народное представительство, а главный штаб революции. Настоящее народное представительство в России в лице III Думы организовал Столыпин». Являясь сторонником введения куриальной системы выборов в Западное земство С. активно доказывал в печати правомерность введения положения о Западном земстве высочайшим указом на основании 87 статьи Основных законов. Эта поддержка не осталась незамеченной. Как вспоминал В.Н. Коковцов, С. был в числе представителей ВНС, получавших при Столыпине правительственные субсидии.

В то же время С. выступал и с критикой политики кабинета Столыпина, так незадолго до гибели премьера он доказывал со страниц «Подолянина», что «власть в России сделал две огромные ошибки». Первая, по его мнению, состояла в том, что правительство боролось с революцией пассивно, оборонялось, но не наступало, в результате чего «революция получила возможность отступить для того, чтобы продолжить свою организационную работу. Вторая ошибка состояла в том, что правительство «очень много считается с общественным мнением (фабрикуемым большей частью в редакциях еврейских газет) и очень мало само занимается формированием общественного мнения».

Во время пребывания Николая II в Киеве летом 1911, как отмечалось во всеподданнейшем докладе сенатора М.И. Трусевича Савенко в качестве товарища председателя Киевского клуба русских националистов «представил в охранное отделение обширные списки участников добровольной охраны», однако «подполковник Кулябко выдал клубу именные билеты со значительным опозданием и притом далеко не для всех членов общества». Сам С. такой билет получил и имел возможность участвовать в добровольной охране, которая, к сожалению, не спасла жизнь Столыпина.

Гибель Столыпина С., как и все националисты, расценивал как незаменимую потерю для русского национального движения, надеясь, при этом, что эта потеря сблизит националистов и октябристов, дав возможность образовать прочное думское большинство. Однако эти надежды не оправдались.

С. активно участвовал в избирательной кампании в IV Думу, агитируя на страницах «Подолянина» и «Киевлянина» за союз с октябристами, призывая духовенство поддержать на выборах ВНС, но не выставлять собственных депутатов. Принимал участие в первом собрании представителей 19-21 февраля 1912 и вошел в Главный совет партии. Был избран депутатом от ВНС в IV Думу. Новый премьер Коковцов не выдерживал, по мнению С., никакого сравнения с предшественником и был назван «мелкой дробью Столыпина». С. обвинял новый кабинет в нежелании оказать содействие его партии во время выборов в IV думу. «Началось перестроение влево и мода на национализм совершенно прошла, – сокрушался С. в одном из писем в Киев. – Столичная аристократия и бюрократия во главе с яростным врагом нашим – Коковцовым, интригуют против национальной партии». Как вспоминал Коковцов, националисты в своих думских выступлениях дошли «в лице Савенко до прямых нападений на меня за недостаточную поддержку мною национальных требований и за полное забвение заветов Столыпина».  В одной из думских речей Савенко отмечал: «Различие между мною и Маклаковым лишь в том, что г. Маклаков, очевидно, хотел бы, чтобы Россия не шла вперед, а неслась бы вскачь, я же, следуя в этом отношении принципам покойного П.А. Столыпина, предпочел бы, чтобы Россия шла вперед "на легком тормозе"».

В 1913 С. принял активное участие в так называемых «славянских банкетах». На правах одного из руководителей Киевского клуба русских националистов побуждал последний к активным действиям. «Телеграмма о внешней политике меня не удовлетворила, – сообщал он в марте 1913 г. одному из членов клуба А.А. Массаковскому, – надо писать более резко и ярко, и вопроса о проливах теперь не надо касаться (не момент!)». Далее он давал указания «немедленно» послать от клуба «решительные» телеграммы С.Д. Сазонову и В.Н. Коковцову. «Надо прямо вопить! – Выстраивал он план действий. – Было бы очень хорошо устроить молебен в соборе о ниспослании победы черногорцам и сербам, а потом – манифестацию. Надо только разагитировать народ и собрать большую толпу…». 26 марта в письме другому киевскому националисту М.А. Стельмашенко он развивает те же требования: «Держитесь крепко: события могут разыграться очень широко. Если Австрия бросится на Черногорию, надо всем вопить и слать телеграммы государю. Он у нас – одна надежда. И он – патриот…». 29 марта он отправляет Массаковскому одобрительное письмо: «Спасибо за вести и блестящую деятельность в переживаемые дни великого национального позора России. В эти печальные дни голос Киева хорошо прозвучал. Продолжайте. Шумите, протестуйте…».

После вступления России в первую мировую войну на первом же заседании третей сессии, проходившем уже в конце января 1915 г., А. И. Савенко заявлял с думской трибуны о том, что вся фракция националистов «как один человек», стоит за продолжение войны до победного конца. «Полгода войны прошло и мы не побеждены, а это значит, – рассуждал он, – что мы победили». Завершенной войну можно будет считать только тогда, доказывал Савенко, когда Германия будет «выброшена с берегов Босфора», так как Турция в настоящее время является не самостоятельным государством, а «провинцией Германии». «Проливы и Царьград должны быть только наши», – заключал он.

После выхода из фракции националистов группы «прогрессивных националистов» С. становится одним из ее лидеров. После образования «Прогрессивного блока» (5.08.1915) С. входит в его исполнительное бюро. Однако постепенно все более разочаровывается в думской работе. «В Думе и правительственных сферах полный маразм, – писал он в Киев, – и это подрывает настроение. Мы катимся по наклонной плоскости…».

Активное участие С. в общественно-политической жизни было обусловлено не только политическими убеждениями, он стремился использовать общественные организации для получения дополнительных доходов. В частности, как отмечалось в рапорте министерству внутренних дел, Савенко «не передал в национальный  клуб 3 000 рублей, оставленных ему по завещанию как председателю этого клуба». Получив депутатское место в IV Думе, С. как докладчик «по смете лесного департамента, пользовался своим влиянием для проведения на государственную службу» доверенных лиц. С. не слишком добросовестно относился к своим депутатским обязанностям, часто пропускал думские заседания «без уважительных причин», за что был подвергнут штрафу.

В сентябре 1917 Киевский клуб русских националистов по инициативе С., являющегося на тот момент его председателем, был переименовал в Клуб прогрессивных русских националистов. В начале 1918 г. Савенко присоединился к Добровольческой армии, был одним из главных сотрудников Осведомительного агентства Добровольческой армии, вместе с отступавшими частями белых эвакуировался в Турцию. Вскоре Савенко тайно возвратился в Советскую Россию под фамилией Степуренко и осел в Керчи. Работал дворником, затем юрисконсультом Рыбтреста. Скончался осенью 1922 г. Был похоронен на кладбище возле горы Митридат под своей фамилией.

 

Арх.: РГИА. Ф. 1278. Государственная дума I − IV созывов 1906 − 1917. Оп. 9. Д. 694.

 

Соч.: Великая церковь Киево-Печерской лавры. Киев, 1901; Путеводитель по Днепру и Десне от Киева до Екатеринослава и Чернигова. Киев, 1902; Столица Северской земли. Из поездки в Чернигов. Киев, 1903; Доклад члена Киевского отдела Русского собрания А.И. Савенко, читанный в собрании отдела 14 января 1908 г. о революционной деятельности Киевского общества грамотности. Киев, 1908; Дума и правительство. Киев, 1909; По славянским землям. Впечатления. Каменец-Подольск, 1911;

 

Лит.: Наш кандидат Анатолий Иванович Савенко. Киев, 1912; 4-й созыв Государственной думы. Художественный фототипический альбом с портретами и биографиями / Изд. Н.Н. Ольшанского. СПб., 1913; Коковцов В.Н. Из моего прошлого. Воспоминания. 1903-1911 гг. М., 1992; Коцюбинский Д.А. Русский национализм в начале ХХ столетия. Рождение и гибель идеологии Всероссийского национального союза. М., 2001; Санькова С.М. Русская партия в России: Образование и деятельность Всероссийского национального союза (1908 – 1917). Орел, 2006; Иванов А. А. судьбы русского национализма после февраля 1917 г. // Русское самосознание. 2007. № 13. С. 47 – 58.

 С.М. Санькова

© Sankova

Сделать бесплатный сайт с uCoz